?

Log in

No account? Create an account
Владимир Буракшаев
transphoto2007
................ ..................

Декабрь 2018
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Владимир Буракшаев [userpic]
Знакомство с Абхазской железной дорогой.

Отчет московских туристов, 2006 год.
                                                                              
В самом конце апреля, когда в лесных ложбинах Центральной России еще тает последний снег, а  на едва просохшей земле вместе с первой травой распускается мать-и-мачеха, буйная зелень благоухает в предгорьях Северного Кавказа.  С чем сегодня у наших сограждан ассоциируется этот регион? С терроризмом, с войной? Да нет,  он по-прежнему остается местом всероссийского отдыха.  А пока  не открылся курортный сезон, омывают воды Черного моря пустые пляжи, вдоль которых весь год резво бегают электрички, кричат гудками и мелькают окнами скорые, громыхают товарняки. А рядом, почти что от кромки шпал, возносятся к небу горы…

         Советский Союз был великой железнодорожной державой. И Россия остается такой. Тысячи километров стальных путей протянулись в свое время с севера на юг и с запада на восток по просторам отчизны. А сколько было построено ведомственных, узкоколейных железных дорог… Но внес свои коррективы распад единого государства и смена курса реформ. Одни дороги стали изолированы, оказавшись за рубежом. На других упал объем перевозок. А третьи - на грани закрытия из-за нерентабельности а то и аварийного состояния да отсутствия денег на содержание и ремонт пути.
          Целью нашей экспедиции было знакомство с двумя самыми загадочными стальными трассами в регионе: Абхазской железной дорогой и Апшеронской узкоколейкой. Дорогами совершенно разными, но с одинаково печальной судьбой.
До сих пор по обе стороны границы люди помнят то время, когда Абхазия являлась одним из популярнейших курортов некогда могучей и необъятной страны. Каждое лето сюда съезжались на отдых тысячи советских граждан из самых разных уголков. Воздушные линии связывали Сухуми с десятками союзных городов, а для железной дороги каждое лето превращалось в настоящий аврал.
         После распада Советского Союза  и начавшейся в дальнейшем грузино – абхазской войны, поток отдыхающих в новоявленную республику практически прекратился. Пресса и телевидение, освещая события, породили серию слухов о том, как небезопасно сегодня там. Немало наших сограждан убеждены в этом по сей день и теперь, спустя 13 лет после войны.
Но вот, наконец, в новом тысячелетии, буклеты по туризму и ряд газет стали давать скудную информацию про Абхазию, как место возможного отдыха россиян. В 2003 году стал целым событием пуск электрички Сочи – Сухум. Репортаж об этом прокатился по центральным телеканалам страны. Но Абхазская железная дорога к этому времени пришла в упадок из-за политики и войны. И возродить ее теперь не так просто. Хотя уже сделаны первые шаги. Но главное – дорога живет и продолжает служить людям даже в таких условиях, в которых она оказалась после войны.
          Окраина Адлера, где начинается шоссе на Сухум (так на абхазский манер называется теперь этот город). Сейчас тут расставлены знаки, шлагбаум и погранпост. Люди в камуфляжах и пограничной форме проверяют весь автотранспорт и тех, кто пересекает границу в нем. Для пешеходов по-соседству сооружен другой пропускной пост. Путь к нему лежит через Казачий рынок - конечный пункт местных маршруток и автобусов, и далее - сквозь длинный, наскоро сделанный из бетонных плит и железных стен коридор. В конце него – несколько будок с пограничниками, над которыми реет промокший российский флаг. В окошко просовываем паспорта. Все данные заносят в компьютер. Интересуются, были ли мы в этом году в Абхазии, и куда едем.
 Наконец, открывается турникет. За ним таможенный павильон. Теперь другие вопросы, суть которых – не везем ли мы оружия, наркотиков, иностранной валюты, психотропных и каких-то еще веществ, сыпятся как из рога изобилия. Рюкзаки ставятся в аппарат на просвет. Аналогичная процедура на выходе, где сидит абхазский таможенник. Теперь ступаем на мост. Внизу – река Псоу, граница непризнанной республики. Напоследок – будка с абхазским пограничником и надписью «Апсны». Этот неожиданно поздоровался, проверил паспорт и, спросив о цели нашего приезда, пожелал счастливого пути. Пройдя все формальности, выходим на небольшую площадь, заполненную маршрутками и легковыми машинами.
 
Первыми встречают таксисты. Их цены нас не интересуют. По некоторым данным, от адлерского аэропорта в Сухуми просят и три тысячи рублей. Самая распространенная цена маршрутки – 150 рублей (формально принято 100, поэтому следует торговаться - или 100, или я пойду на автобус). В основном работают советские «РАФики» и «Форды», «ГАЗели» как ни странно, не распространены. Некоторые едут до Гагры и в Новый Афон (за меньшую, соответственно, цену). Пока салон не заполнится, как правило никто не везет. И ходят не весь день, а часов до четырех, пока есть пассажиропоток. Из Сухума заканчивают раньше, обратно – позже. Автобусы стоят за путепроводом. Тариф в них самый демократичный – 60 рублей. Они не ждут заполнения всех мест, но рейсы гораздо реже. Как правило идут междугородние «Икарусы», хотя можно встретить старый советский «ЛАЗ».
Автобус в Сухум совсем недавно ушел, другой будет не скоро. В итоге отправляемся микроавтобусом, в котором едут: семья из Сухума, приобретенный в Адлере холодильник, плюс несколько местных жителей, направляющихся в Гудауту и Сухум.
          С правой стороны, рядом с площадью, остается платформа Псоу. Раньше тут останавливались электрички, которых на участке Сухум – Адлер проходило не меньше 5 пар в день. Было дело, и после войны сюда ездил абхазский электропоезд, но теперь уже несколько лет платформа остается не у дел.
          Разбитая, с колдобинами дорога очень вскоре переходит во вполне пригодный для движения асфальт. Но даже если ехать быстро, весь путь займет два с лишним часа. На трассе много поворотов, встречаются участки отвесных, как стена, гор. Между шоссе и морем почти параллельно тянется железнодорожное полотно.
На развилке в Новом Афоне теперь возведен памятник бойцам, сражавшимся за Абхазию, и погибшим на последней войне. Слева, в середине гоы, виднеется Новоафонский монастырь, копия известного греческого. Рядом – маленькая электростанция и очень живописный водопад. Когда-то, жившие тут монахи рубили высоко в горах лес. Растущие здесь лиственные деревья и тогда были в большой цене. Для спуска груза был построен фуникулер, работавший от паровых машин. Его остатки на самой вершине сохраняются до сих пор. Там же установлен как памятник небольшой узкоколейный паровоз. К сожалению, пока нам неизвестно откуда он, и использовался ли старый фуникулер для перевозки людей, к примеру, рубивших  лес.

Здесь же, в Новом Афоне, знаменитые сталактитовые пещеры, в которых для туристов построена подземная узкоколейная железная дорога. Три ее станции по отделке напоминают метро, а в качестве подвижного состава вначале использовался шахтный электровоз со специальными пассажирскими вагонетками узкой, 750 – миллиметровой колеи. В 1980-е годы Рижский вагоностроительный завод изготовил для этой линии мини – электропоезд, работающий до сих пор. Не так давно его возили в Россию, где на московском заводе СВАРЗ ему сделали капитальный ремонт. Уникальный состав возит желающих в дни работы пещеры, вне летнего сезона - это только по выходным.
          Между Гагрой и Сухумом весь транспорт по мосту переезжает реку Гумиста. В войну она была передовой. Это место посещают родственники погибших. Сегодня здесь памятные таблички и букеты цветов.
Наконец, виднеются кварталы Сухума. Многоэтажные жилые дома. Но многие квартиры пустуют. Разбитые окна, обрушенные балконы, дыры от снарядов и даже трещины в стенах домов. При этом уцелевшая часть дома зачастую остается жилой. В квартирах еще можно обнаружить железные печки - буржуйки, поставленные жителями для обогрева зимой. В подъездах годами не работают лифты. На улицах все спокойно. Вполне мирная жизнь течет своим чередом. По едва просохшим после дождя дорогам ходят люди, снуют машины, резво пробегают троллейбусы.
Впервые попав в Сухум, ощущаешь себя больше там, в уже забытом СССР. Нет вездесущей надоедливой рекламы, засилья торговых палаток и ларьков. Многие вывески типа: «почта», «аптека» и прочее остались в городе еще с советских времен. Очень много советских автомобилей, причем со старыми номерными знаками. Иностранные есть, но меньше, из них особенно бросаются в глаза белые джипы наблюдателей ООН. Многим поврежденным зданиям с фасада уже сделан ремонт.
Из общественного транспорта большое распространение получили троллейбусы, причем машины современной модели – ЗиУ-682Г. Поврежденных и переживших войну теперь уже нет. В свое время абхазским транспортникам оказала помощь Россия, отдав в Сухуми троллейбусы из числа эксплуатируемых своих. Среди автобусов попадаются маломестные ПАЗ-672М, но более популярны маршрутки латвийского завода РАФ.
         Сухумский аэропорт, к которому сходился пучок линий на карте воздушных сообщений СССР, формально для пассажиров закрыт. Но, по уверению жителей города, два раза в неделю совершаются рейсы на вертолетах в горное село Псху, лишенное альтернативных транспортных путей. В курортный сезон возможно судоходство по Черному морю в Адлер, Пицунду, Гагру и Грузию иногда.
Даже при  наличии рабочих мест, зарплаты у населения низкие. Люди, как и раньше, возлагают надежды на курортный сезон. Народ гостеприимный, с удовольствием приглашают отдыхать. Имеются и действующие санатории. Живущие в сельской местности занимаются выращиванием чая, цитрусовых, табака. Строиться сейчас дорого. Это могут очень немногие, у кого есть деньги или спонсоры на стороне. Поэтому после войны не было возведено почти что ничего нового.
         Почти все население Абхазии разговаривает на русском языке. Здесь его знают все. Он популярен. Практически все время работает российское телевидение (три канала), на местном языке 1-2 часа в день вещает абхазское телевидение (6-й канал). У многих российские паспорта.
В названиях организаций, заведений, маршрутных указателях транспортных средств можно встретить двуязычное написание. Преподавание в школах тоже ведется на русском языке, по… московским учебникам! Для сохранения собственного культурного наследия есть уроки абхазского языка и истории Абхазии. Для въезда в республику российских граждан достаточно внутреннего паспорта. Не требуется загранпаспортов и виз. Упрощенный режим пересечения границы действует и для абхазской стороны. Нередко жители Абхазии приезжают в Адлер за покупками, в основном, крупных вещей.

Знакомство с Абхазской железной дорогой началось с сухумского вокзала. Он на дороге самый большой. Теперь приведен в порядок и покрашен с лицевой стороны. Но по-прежнему остается закрыт. Очевидно - пустует. Для пассажиров отстроено новое здание рядом с ним. Там размещаются билетные кассы; на стене аккуратный стенд - расписание движения поездов. Поезда всего два. Один – пассажирский Москва – Сухум: пять – шесть вагонов, которые обслуживает российский тепловоз. Курсирует через день, в пути предусмотрена продолжительная стоянка на пограничной станции Веселое, где производится проверка документов у пассажиров и таможенный контроль. Затем открываются железные ворота, и состав следует на мост. Другой – рабочий поезд до Гудауты, в обращении каждый день. О нем несколько позже.
На станции – сплотки списанных пассажирских вагонов, остатки старых электровозов (ВЛ8), разделанных в металлолом.  У одной из построек в траве стоит паровоз, служивший, по-видимому , котельной. Через огромное количество путей перекинут железный мост.
          В горловине замечаем электровоз. Сейчас его будут выставлять к пассажирской платформе. Там стоят три вагона бывшей электрички (ЭР2-383), включая два головных, которые пережили войну и были восстановлены в депо, но к сожалению, сами ездить уже не могут. В 16 часов этот поезд с электровозом отправится в Гудауту. Сегодня его поведут машинист Валико и помощник машиниста Самвел. Люди с опытом, много лет работают на железной дороге.
Вообще, что интересно, все абхазские железнодорожники, с которыми нам довелось общаться за эти дни, от обычного разъездного кассира до инженера депо, оказались настоящими профессионалами, заинтересованными в своем труде. Многие из них работали на дороге до начала военных действий,  возрождали движение после окончания войны. И теперь приходят сюда не просто отстоять смену, и даже не из-за денег, ибо как и везде, большинство получает по нынешним меркам копейки, а просто потому что нравится это дело, дорога стала частью жизни этих людей.
Заходим в кабину. Бригада уже готова. Получена путевая записка. Отправляемся по расписанию. Слева проплывают корпуса локомотивного депо. На улице несколько «холодных» электровозов, исключительно ВЛ8! Впоследствии, беседуя с бригадой и инженером депо - Валерием Павловичем, установлено, что эти машины более выносливы, чем столь распространенные на  линиях постоянного тока «десятки» и являются оптимальными для эксплуатации в тех условиях, которые сложились на дороге после войны. Особенно если учесть значительные перепады напряжения в контактной сети: ведь тяговые подстанции действуют сегодня не все, из четырех на участке работает всего одна. По полученной информации, в локомотивном парке дороги сейчас 4 рабочих электровоза: три в Сухуме и один на станции Ткварчели. Есть в Сухуме несколько неходовых машин.
Помимо этого, в сухумском депо успешно эксплуатируются два маневровых тепловоза ЧМЭ3, еще один планируется в ремонт. Там же имеется полносоставный электропоезд ЭР2-975, которая не используется в данный момент. Недалеко от депо – кладбище разграбленных пассажирских вагонов, как и все имущество дороги, прошедших войну. Некоторые даже сложены один на другой.
         Под мерное щелканье скоростемера поезд входит на мост через реку Гумиста. За ним – платформа. Рядом мелкомбинат, где моют пшеницу. Один из крупнейших в СССР. В нынешней России таких всего два. Далее – военный санаторий, тоннель и мост. Тоннели, как и положено, снова начали охранять.
Впереди – станция Новый Афон. Несколько пустых путей и небольшой вокзал. Вообще вокзалы были гордостью и украшением этой дороги. Все они строились в советское время, но даже на маленьких станциях делались очень добротно и даже в том состоянии, в котором оказались теперь, поражают своим монументальным внешним обликом и красотой.
          Едва выехав из очередного тоннеля, останавливаемся у платформы Псырцха. В другом конце платформы опять тоннель. Выйдя здесь, можно добраться до Новоафонского монастыря. Но чтобы попасть в город или же наоборот – сюда, пассажиры тоже проходят сквозь построенный для них коридор.
          Самое красивое место железной дороги – Армянское ущелье. На высоком горном склоне, у входа в тоннель, блестит водопад.
На следующей остановке – Арсаул – вереница пассажирских вагонов. Стоят без стекол, разгромленные внутри. Это был поезд Москва – Тбилиси. До войны их ходило здесь много. За одни сутки 50 – 60 пар поездов! Только из Москвы шли составы в Сухуми, Батуми, Тбилиси, Цхалтубо, Баку, Ереван. Этот поезд был остановлен с началом военных действий и так стоит до сих пор. Пассажиров проводники вывели из вагонов. Многие из них уходили назад, в Россию. Грузины пробирались к своим.
         У платформы Гудоу корова переходит пути. Увидев поезд, местная старушка крестится. Раньше, когда сбивали, к примеру, корову, то с владельцев животного обязательно взимали штраф  – рассказывает машинист. Теперь этого нет. Но для сельских жителей это все равно большая утрата. Домашний скот – едва ли не единственный источник пищи, который обеспечивает им жизнь.
Впереди – конечная станция – Гудаута. Этот город, как и Ткварчели, грузины не сумели захватить. Здесь уже стоит обратный товарный поезд. Линия однопутная, и он ждет, когда мы освободим перегон. «Электричка» останавливается. Локомотив переставляется в хвост и вместе с бригадой остается здесь ночевать. Завтра утром он вернется в Сухум, а мы обратно возвращаемся с грузовым.
         Движение товарных поездов сегодня на Абхазской железной дороге редкость. В российском направлении они проходят в месяц раза два – три. В сторону Грузии – один – два поезда в год. В основном туда везут грузы для миротворцев и наблюдателей ООН. Да еще, после таяния снега с местных шахт, из Ткварчели, бывает, вывозят уголь.
Сам поезд – несколько стандартных полувагонов, но впереди электровоз и тепловоз. Последний сейчас заглушен, но если возникнут проблемы с электроснабжением, может повести он. На борту электровоза, такого же ВЛ8, надпись: «Москва – Сухум». Очевидно, немногим ранее, машина ходила с пассажирскими вагонами российского поезда, которые теперь обслуживает приписанный к Туапсе тепловоз.
         Наконец, отправляемся. Снова любуемся дорогой из кабины ветерана - электровоза. Остаются позади городские многоэтажки Гудауты, начинается обильно поросший зеленью перегон. Местами к насыпи подходит море. Оно здесь сравнительно чистое – нет стоков, нет промышленных производств. Мелькают выключенные светофоры – в свое время одни были сломаны, другие расхищены. Поэтому все движение осуществляется по записке.
Действует диспетчерская централизация – три диспетчера от Самтредиа до Веселого. Общая протяженность путей Абхазской железной дороги - порядка 190 километров, с тупиками - около 200. Из них: 100 - до Псоу, 50 - Очамчиры, 165 - Ингури и ветка в Ткварчели - 25 километров. Участок Псоу – Сухум был реконструирован в 2003 – 2004 годах совместно с российской стороной. От Очамчиры до Гали никакого движения нет. Рельсы сняли, растащили после войны. Есть проекты восстановления этого участка. Скоро должен состояться раунд, если стороны договорятся, то начнут делать его.
          Если раньше на дороге трудилось 680 человек, то сегодня резко сократилось их число. В качестве примера – в депо Сухум сейчас работает 4 машиниста электровоза и 2 -  тепловоза. Месячная зарплата машиниста – 1700 российских рублей. Разъездной кассир, обслуживающий поезд на Гудауту получает рублей 600 – 700. Стоимость проезда в электричке до Гудауты составляет 15 рублей, до Нового Афона – 10 рублей. Участники грузино – абхазской войны 1992 – 1993 года оплачивают 50% тарифа, семьям погибших предоставлен бесплатный проезд.
Перед самым наступлением сумерек прибываем на станцию Сухум. Все также рядом стоят вагоны. На платформах практически никого. Так непривычно по-сравнению с многолюдной, бурлящей, сверкающей огнями Москвой! Поездка окончена. Завтра - возвращение домой. 

Comments

отличный рассказ, вот бы к нему еще фоты!